Будет ли принят закон о блокировке ресурсов до суда?

17.12.2013 года, как всегда, перед новогодними праздниками, Государственная Дума РФ рассмотрела поправки к закону об информации, касающиеся возможности закрытия сайта от просмотра населением. Предполагается, что можно будет блокировать ресурсы, призывающие к беспорядкам, проведению несанкционированных акций, содержащие другую противоправную информацию.

Что понимать под противозаконной информацией? Прежде всего, это разжигание межнациональной вражды, пропаганда терроризма, призывы к вступлению в экстремистские группировки.

В России уже существует список сайтов, подлежащих блокировке: порнография с использованием детей, подробные инструкции по осуществлению суицида, способы изготовления наркотических средств. Это оговорено в законе об информации и ее защите.

По закону после обращения генпрокурора к операторам сотовой связи они обязаны ограничить доступ к материалам ресурса. Провайдерам отправляется уведомление, получив которое, провайдер должен удалить материал. Блокировку можно снять после исправления материала.

В мире накоплен опыт по блокировки ресурсов по содержанию. Закрывают доступ к материалам в Англии, США, Китае, Канаде, Германии, Франции, Иране. Чаще всего это детская порнография, несколько режеэкстремизм. В Иране блокируются сайты, содержащие «аморальную» и «непристойную» информацию.
Большинство депутатов за принятие поправок, поэтому наиболее вероятно принятие закона на заседании 18 декабря. Но некоторые депутаты заявляют о том, что подобный закон не остановит распространение экстремизма, но позволит блокировать неугодные сайты без объяснения причин. Например, был заблокирован сайт с размещенной фотографией нацистов и несоответствующей подписью под ней. Официальное уведомление: публичное демонстрирование нацистской символики. Такое же уведомление мог бы получить военно-патриотический сайт с военными фотографиями или сайт исторической реконструкции с фотографиями участников.

Слишком много спорных моментов в поправках, чтобы принимать их так быстро. Но с другой стороны, разумность закона несомненна.